Сад все решает сам

Опытные цветоводы, за исключе­нием коллекционеров, обычно остав­ляют в саду десять-двенадцать сортов герани, которые полностью их устраи­вают. И кажется человеку, что выбор он сделал сам. На самом деле, это все сад. Он решает, что симпатично, а что нет. Если герань ему нравится, он ее пред­ставит в выгодном свете, даст разрас­тись, а то и самосев где-нибудь при­пасет: на всякий случай, вдруг хозяину вожжа какая-нибудь под хвост попадет. И я бы рекомендовала прислушаться к мнению сада.

Сад все решает самВот меня поначалу как-то не впечатлила герань крупнокорневищ­ная (G. macrorrhizum). Она и попала-то ко мне контрабандой — в качестве слу­чайно зацепившегося кусочка вместе с другим растением, откопанным подру­гой. Прошло несколько лет, и теперь эта герань повсюду — в самых темных уголках и на солнце, на видных местах в цветнике и в укромном месте у калитки.

В тени листья крупные, куст богатый, на солнце — компактный коврик. Во время цветения пчелы и шмели только на ней — самая вкусная! Осенью старые листья краснеют, и это тоже красиво. Обрезать не надо: зимующие листья выходят из-под снега разве только чуть-чуть примятыми.

Эту герань называют агрессив­ной. Но я не могу согласиться. Чтобы ее окоротить, достаточно по краю куртины обломать лишние розетки с кусками корневища… и приткнуть их в любое место. Скажем, туда, где дру­гие растения почувствовали бы себя оскорбленными — у канавы, или чтобы скрыть какую-нибудь трубу железную, мало ли где пригодится совершенно беспроблемное и славное растение. Из сортов мне нравится ‘Ingwersen’s Variety’ с бледно-розовыми цвет­ками и очень пышным цветением. Существует пестролистная форма ‘Variegatum’ – на любителя.