Повелители мух

Существуют объекты, наделенные одиозными, неприятными, но при этом — знаменитыми, знаковыми запахами. Швейцарские сыры, например. Среди растений тоже есть широко известные «звезды», прославившиеся, скажем мягко, необычным ароматом.

Повелители мухСамая-самая из них, конечно, паразитическая раффлезия, вошедшая во все справоч­ники благодаря своим огром­ным цветкам, внешне, но главное — по запаху, напоминающим тухлое мясо. Она так опылителей-мух привлекает. Но раф­флезию можно увидеть только в природе. В культуре же встречаются свои пахучие звезды. Причем «звезды» в двух смыслах — и сами по себе растения выдающи­еся, и цветки у них действительно имеют форму звезд, как правило, пятиконеч­ных.

Поразительные цветки предста­вителей семейства ластовниевых вжи­вую видели далеко не все. Между тем вырастить и довести до цветения эти сук­куленты вовсе нетрудно. Цветки же их настолько разнообразны и фантастичны, что разочарований не будет, поверьте! Не стоит пугаться запаха. Он не распространяется на все помещение, нередко его можно уловить, только специально понюхав цветки. У мух же обоняние куда острее нашего, им и этого достаточно.

Запах, впрочем. Да. Но ароматы у них своеобразные, сложные, составленные природой с огромной фантазией — сво­его рода анти-духи. При этом запах уни­кален для каждого вида, как и у обычных душистых цветов. Поскольку каждый вид в ходе своей эволюции старался выде­литься в конкуренции за внимание приве­редливых насекомых, появилась эта фан­тастическая палитра, с одной стороны, невероятных цветков с их какой-то космической окраской и структурой, а с дру­гой — совершенно несвойственных расте­ниям запахов.

Ну что, рискнем?

Посадить эти растения дома и дождаться их цветения — дело увлекательное и познавательное. К тому же растут ком­натные ластовниевые без особых про­блем и зацветают в довольно раннем воз­расте. Впрочем, «без проблем» — это я немного погорячился. Заковырки в их агротехнике, конечно, есть.

Принято считать, что за ластовниевыми надо ухаживать, как за большин­ством других суккулентных растений, и в первую очередь — кактусов. В прин­ципе, действительно так. Но дьявол, как известно, в деталях. Итак, в большин­стве своем суккулентные ластовниевые более влаго- и теплолюбивы, чем привыч­ные кактусы. Причем в этом своем влаго-и теплолюбии они еще и привередливы. Долгое пересушивание их угнетает, они некрасиво вянут и не цветут. Но и пере­лив с застойной влагой для них губите­лен: подгнивают.

Не любят эти растения и слишком прохладного зимнего покоя (такого привычного для кактусов): темпе­ратура ниже +10°С их может погубить. Как и прямые солнечные лучи жарким летом. Тем не менее, растущие кустами виды ластовниевых неплохо чувствуют себя летом под открытым небом: их можно вынести в сад и даже высадить в грунт. Поскольку многие ластовниевые про­сто неспособны укореняться, вегета­тивно размножать их не удается. Только из семян. Благо растут и взрослеют они довольно быстро — результат в виде цвете­ния можно получить через несколько лет.

Из грубой кожи и нежной замши

Цветки необычны, невероятны! В опыли­тели себе суккулентные ластовниевые выбрали таких насекомых, которым пере­нос пыльцы с цветка на цветок совсем несвойствен, и к обычным цветкам они никакого интереса не испытывают. Поэтому ластовниевые прибегают к изо­щренному обману. И дело не только в зна­менитых ароматах, но и во внешности цветков.

У мух прекрасное зрение, и они на него полагаются не в меньшей сте­пени, чем на обоняние. И вот ластовни­евые приобретают принципиально иные цветки. Никакой цветочной нежности, блеска, пышности. Напротив, целью этих растений было достичь такого облика цветков, чтобы они на обычные цветы не были похожи вообще, а вызывали инте­рес как что-то нерастительное, пригод­ное для низменных мушиных задач. Вот и получилось такое чудо.

Цветки ластовниевых на глаз кожи­стые, причем «кожа» эта поразительно разнообразна — и грубая жесткая, и нежно замшевая или лайка, и модная «мятая кожа», и сказочная саламан­дровая, и бородавчатая, и лакирован­ная, и слизисто-влажная. От живот­ного мира и фактура цветков: выросты, чешуйки, бородавки, самые разнооб­разные волоски и щетинки — от нежных щупальцев до густой звериной шерсти. Да и строение цветка: срастающиеся-разрастающиеся лепестки превращают венчик в нечто, даже отдаленно непохо­жее на цветки других растений. Диски-блюдца, зонтики, морские звезды — такие вот ассоциации.

И размер, конечно, имеет значение. Цветки суккулентных ластовниевых либо несоизмеримо крупны для таких изящ­ных кустиков, либо, если мелкие, собраны в странные соцветия (как опята), либо (как опята же) во множестве облепляют стебель.

Но самое впечатляющее — и нас, и мух — окраска этих цветков. Что за тона! Черные, серые, коричневые, бежевые, бордовые, желтовато-серные. Но есть и другая группа — с арлекиново-яркими цветками, с какими-то невероятными абстрактными узорами и диким сочетанием тонов. Еще раз ассоциация с зем­новодными — на этот раз с яркой предупреждающей окраской самых ядовитых из них.

Вот такой получается обобщенный портрет цветения суккулентных ластовни­евых. Любопытные мухи неизбежно будут обмануты и завлечены не тем, так другим цветком из этого уникального арсенала, и помимо своей воли примут участие в таинстве размножения. Ну а мы будем просто выращивать эти необычные расте­ния и ждать сюрпризов их цветения. Трубка цветка тонюсенькая и почти незаметна. В результате раскрывшийся цветок вроде «сам по себе» — совершенно отдельный от стеблей. Будто как упал на них, или выполз откуда-то.