Ее величество сосна

Сами по себе сосны бывают раз­ные. Я сейчас говорю не о видо­вом разнообразии, а о формах кроны самого массового вида в средней полосе — сосны обыкновенной. Если дерево растет на поляне, в поле, на просторе, то крона у него формиру­ется естественным образом пышная, округлая, ствол становится толстым и приземистым, скелетные ветви часто имеют красивые изгибы. Если мы гово­рим о соснах в бору или в смешанном лесу, то сразу представляем себе высо­ченный, мачтовый ствол с реденькой шапкой кроны на самом верху. На ветру, в неудобных для жизни деревьев местах мы увидим извилисто-корявые стволы, с затейливыми изгибами и распростер­той кроной. И это все вполне логично и объясняется физиологией растений.

Но есть ли смысл заниматься искусственным формированием кроны сосны? Японцы делают это столетиями. И возможно, им (или древним китайцам) первым пришла в голову мысль о преоб­разовании сосен под свои культурные запросы. Для японцев сосна — это сим­вол долголетия и жизнестойкости. Чтобы ни происходило, какие бы невзгоды ни обрушивались, она крепко держится корнями за грунт и не сдается. Очень часто сосны используют как материал для формирования классических бонсаев, то есть небольших деревьев в контейнерах. А также для получения ниваки — тех же бонсаев, но значительно больших по размерам и выращиваемых в открытом грунте, в саду. Кстати, слово бонсай переводится дословно как «дерево на блюде». А ниваки — «садовое дерево».

Но вернемся к российским соснам. Бонсай из сосны обыкновенной уже очень давно можно встретить в кол­лекциях отечественных любителей-бонсаистов. Ниваки из сосен в наших садах появились относительно недавно, когда в девяностые и двухтысячные в страну хлынул поток европейского посадочного материала. В Европе, вслед за японцами, освоили технику формирования сосен-ниваки, попутно упростив технологию.

Европейский продукт, как правило, не содержит глубины мысли и богатства символов японских деревьев и лишь внешне напоминает оригинал. Но есть в них и своя прелесть. Несмотря на большую стоимость, на частных территориях в нашей стране сформированные в япон­ском стиле сосны (еще их называют на немецкий лад Garten Bonsai), можно встретить все чаще и чаще. И тут воз­никает законный вопрос: как надо ухаживать за садовым бонсаем из сосны, нужно ли его стричь или он сохранит свою форму на веки вечные?

Конечно же, как любое живое суще­ство, сосна-ниваки будет расти и посте­пенно видоизменяться, разрастаться и зарастать. Если дерево здорово — это естественно и нормально. Впервые я столкнулся с формированием таких сосен на семинаре в одном из подмо­сковных питомников, куда были при­глашены настоящие японские мастера, в совершенстве владеющие этой техни­кой. Так вот, вам совершенно не надо вникать в то, как с помощью растяжек скелетным ветвям придают нужные изгибы, как растягиваются в одну пло­скость ветви второго порядка с помо­щью бамбуковых палочек, сколько, в конце концов, веток должно быть в той или иной части дерева. Вам также не надо знать, как формируется дерево в европейских и российских питомни­ках ниваки. Вы получили уже готовый продукт. И все что вам нужно, это про­сто состригать молодые приросты, сохраняя форму лап. А еще — уда­лять засохшие ветви или поросль от ствола, которая может образоваться из спящих почек. Для того чтобы этим заниматься я рекомендую после посадки сформированной сосны в саду сфотографировать дерево с раз­ных ракурсов, так, чтобы были видны все ветви. А потом, просто пытаться состригать лишнее.

Повторюсь, это не придется делать часто, только раз в году, в условиях средней полосы примерно в начале июня. Но это надо делать обязательно! Мне как-то приходилось возвращать форму одному довольно крупному гартен-бонсай. Хозяева купили его за огромные деньги, посадили и забыли. Через четыре-пять лет, дерево невоз­можно было узнать. Запущенные формы почти не читались.

За последние годы через мои руки прошло множество готовых ниваки из сосен, но до времени не хотелось заниматься ими всерьез. А потом в сознании случился переворот. И я понял, что часто в российских садах «японщина» смотрится чужеродно. Даже если она стилизованная и евро­пеизированная. Дерево-солист (или, как выражаются профессиональные ландшафтники, солитер), должно вписываться в общую концепцию сада с домом, быть с ними нераз­рывным целым по эстетике. А у нас таких японских садов практически нет. И тогда я начал искать новые формы. В этом плане мне везет именно с соснами. Оказалось, что это прекрасный, пластичный мате­риал для формообразования.

Пре­жде всего, мне всегда хочется под­черкнуть красоту ствола сосны и ее скелетных ветвей. Медно-крас­ная кора горит под лучами солнца теплым светом, изящные мелкие веточки с длинными иголками при­дают кроне ажурность. Но наклоны и изгибы ствола, если они есть, должны вписаться в геометрию окружающего пространства. Иногда еле заметные тенденции в изгибах можно усилить с помощью растяжек. Ветви у сосны очень гиб­кие, это их природная особенность. Они гнутся под руками мастера так же, как склонялись и закручивались бы под постоянным ветром. Ино­гда можно прямым стволам и вет­вям придать совершенно новые очертания, используя технику растяжек и подпилов. Конечно же, для этого сначала надо этими техниками овладеть. Главное, чтобы дерево гармонично смотрелось не только само по себе, но и в ланд­шафте сада, двора или улицы.

Кроме эстетики новых форм сосен, важны и вопросы ухода за рас­тением после формирования и стрижки. Например, мелкая про­рисовка деталей серьезно ослож­няет дальнейший уход, особенно за деревьями выше 6 м (в этом случае понадобится не только мастерство, но и специальный и весьма неде­шевый инвентарь). Да и множество растяжек вокруг дерева (они необ­ходимы на период формирования новой кроны) серьезно осложняют жизнь обитателям участка. Еще есть один фактор, который вли­яет на выбор формы: время. Ведь на преобразование одного дерева может уйти несколько лет. Дело в том, что после жесткой формовки сосна выглядит не лучшим образом. Обрастает она медленно, и только к следующему году будет заметен хотя бы минимальный результат, а вот окончательную форму, ради которой и было все затеяно, дерево обретет не раньше, чем через пять лет. Помните, сосна — символ долго­летия. Надо почувствовать себя с ней на одной волне.