Высокие отношения

Архитектурные растения — основные претенденты на роль самых ярких персонажей садового спектакля. Высокие многолетники статны и горделивы, держатся с вами «на равных», смотрят прямо в лицо, а порой — и сверху вниз. И когда встает задача заложить новый цветник или улучшить прежние посадки, мы начинаем с беспроигрышного варианта — с самых крупных и красивых.

Высокие отношенияЕсли пик нашего энтузиазма при­шелся на весну, то становится очевидно, что малые кустики и низенькие злаки являют собой картину не слишком привлекатель­ную. В саду словно бы отсутствует «тре­тье измерение», высота, которая помо­жет сформировать разноплановое пространство. К тому же высокие рас­тения по замыслу должны со временем удачно скрыть некрасивые тылы — заборы, теплицы и соседский сарай. Книжные руководства вторят нашим мыс­лям, подтверждая, что ни одна красивая растительная композиция не состоится без «солистов», а кто подойдет лучше на эту роль, чем высокорослые многолет­ники, которые за умение держать струк­туру в композиции именуются «архи­тектурными растениями»? Мы сажаем дельфиниумы, маклею и, не забывая об осеннем аспекте, посконники и клопогон. Результат не может не радовать, тем более что растения быстро набирают и объем, и высоту.

Однако спустя некоторое время при­ходится с огорчением признать: разрос­шийся куст маклеи на переднем плане цветника, оказывается, далеко не самое эффектное зрелище, дельфиниумы кре­нятся во все стороны, а те, что еще не раз­валились, не сделали этого лишь по той причине, что подвязаны шпагатом и дер­жатся « на честном слове» и неэстетичных подпорках. Мощный куст посконника хотя и величествен и хорош, но так разросся, что заглушил астры, что мы любовно рас­тили к первому сентября.

И тогда мы вновь беремся за книги по садовому дизайну, пытаясь сде­лать запоздалую «работу над ошиб­ками», поскольку становится понятно: только в умелых руках высокорослые тра­вянистые растения сыграют обещан­ную нам сольную партию в цветнике. А в неумелых?

Крупные и эффектные, эти растения быстро покажут вам свой буйный норов, и их гипотетические плюсы легко обер­нутся в столь же крупные минусы. Подобный сценарий легко предсказуем, особенно для тех садоводов, что читают на ночь много садовой литературы. Потому что в большинстве статей соблю­дается определенная — и, по-своему, вполне справедливая-логика: сначала авторы знакомят читателя с ассортимен­том, описывают преимущества и преле­сти тех или иных видов и сортов, а затем, переходя от частных характеристик к обобщению, рассматривая их место в садовой композиции. Такой подход хорош, но только не в случае высокорос­лых многолетников.

Игры по правилам       

Растения, причисляемые к группе архи­тектурных растений, готовы, согласно вашей режиссуре, честно и с пол­ной отдачей исполнить любую роль: от ведущей партии, как это происходит в садах «новой волны» дизайнера Пита Удольфа, до скромного «кушать подано», выступив в качестве декорационного задника — «прикрывающих-соседский-забор-растений». Единственное, чего не прощают эти статные красавцы, так это небрежного и непродуманного отноше­ния, а требуют совсем немного — соблю­дения самых простых и основополагаю­щих дизайнерских законов общения с «их высокоблагородиями». И даже если мы с вами родственные души и страдаем аллергией на общепринятые правила, есть та малость, коей не следует пренебрегать, развлекаясь пространственными играми с архитектурными растениями.

Правило первое — соответствие масштабов.

Нехорошо смотрится высо­кая рудбекия рассеченная с распластан­ной у ее подножья хостой. Не пара они. Оба растения не «монтируются» вме­сте, поскольку их невозможно охватить единым взглядом. Если нам нужно ком­фортное для глаза сочетание, то лучше присмотреться к тем растениям, чей рост составляет примерно две трети высоты от рудбекии. Возможен и другой вариант — вы подсаживаете крупные орнаментальные травы, чья высота нао­борот на треть выше рудбекии.

Правило второе — одновременное вступление в пик декоративности. Хорошо ли сочетаются кремовые рых­лые метелки волжанки с ярко-алыми кан­нами? Возможно, но на деле мы не смо­жем проверить это никогда, поскольку волжанка давным-давно отцвела к тому времени, как на каннах только завяза­лись бутоны. Очевидно? Как показывает практика, наиболее простые истины легче всего забываются, особенно, если плани­ровать цветник зимой.

Правило третье — достаточный кон­траст. Растения, посаженные в цвет­нике рядом, должны иметь существенные отличия. Среднерослый желтый коре­опсис, посаженный на переднем плане, и высокий желтый гелиопсис на заднем имеют меж собой гораздо больше сходств, чем различий, поэтому их соче­тание хотя и не криминал, тем не менее, его не назовешь удачным. Точно также все злаки выглядят достаточно схоже, поэтому друг с другом сочетаются не луч­шим образом, как и несколько вариегатно окрашенных растений в одной компании.

Правило четвертое-экологиче­ское ассоциативное родство. Иначе говоря, растения, посаженные вместе, должны производить впечатление, будто они происходят из одного природного региона. Седумы и хосты, может, и подхо­дили бы друг другу по размеру на перед­нем крае цветника, однако сочетать их — фиаско для дизайнера. Седумы ассоциируются с аридными зонами, ахосты — с тенистыми и влажными местами.

Правило пятое — стилистическое сочетание растений. Пышные, плотно набитые махровые дельфиниумы и фан­тастические эремурусы воспринима­ются как чудо современной селекции и творение рук человеческих, в то время как архангелика и ферула, кровохлебка и вернония выглядят как чуть обузданные дикари, выходцы из прерии. Если поме­стить и те и другие в один цветник, то от сочетания никто не окажется в выигрыше: первые будут выглядеть чересчур изне­женно, искусственно и нарочито, а вто­рые — грубовато и неопрятно.

Правило шестое – архитектурные растения требуют четкой струк­туры цветника. Точные места, отве­денные каждому растению согласно рей­тингу высот, — один из основных канонов природных цветников Пита Удольфа. Более низкие дополняющие растения на переднем плане выполняют свою задачу — создают необходимый кон­траст и закрывают некрасивые оголен­ные ноги высоких растений. Однако не следует полагать, что высокие мно­голетники надо обязательно распола­гать на заднем плане цветника: лилии и книфофии, наперстянки и эремурусы, напротив, размещаются в самых выи­грышных и приближенных к обзору точ­ках, и вокруг них высаживается более низкая поддерживающая свита.

На что еще, кроме размера, смотрим?

Высокие растения скорее бросаются в глаза и более значимы с точки зрения садового дизайна, чем низкие, однако их размер — это далеко не вся история. Архитектурные растения обладают запо­минающейся и харизматичной внешно­стью, они привлекают внимание мощ­ными формами, славятся выразительной листвой, иногда-вариегатной, опушен­ной или крапчатой.

Значительная часть высоких мно­голетников — это растения «жесткого срока». К примеру, некоторые орнамен­тальные злаки выглядят просто фанта­стически в сентябре, однако в весенние месяцы или ранним летом они настолько «никакие», что рискуют быть выполоты наряду с прочими сорняками. Крупные и хорошо облиственные растения, такие как горцы (Persicaria, или Polygonum), эхинацея (Echinaceae), колокольчик молочноцветковый (Campanula lactiflora) большую часть сезона представляют собой округлый и плотный зеленый куст вполне заурядного облика. Но дождитесь cрока цветения, и эти растения предста­нут во всей своей красе.

Цвет — крайне выразительный фактор, задающий лейтмотив цветника. Принято считать, что самым «громким» является ярко-желтый цвет — даже в хмурый денек он выглядит светлым и нарядным, соз­дает солнечное настроение. Хотя, на мой взгляд, и мажентовые эхинацеи, и нежно-оранжевые мартагоны солируют в цвет­никах ничуть не менее впечатляюще, чем всегда позитивные ромашки. Среди высоких многолетников есть и те, для которых важнее не их непостоянные признаки вроде красочного цветения, а общий эффект от восприятия расте­ния в целом. Эти растения с выразитель­ным и индивидуальным обликом — их легко распознать в саду даже в безлунную ночь — часто называют не «архитектур­ными», а «скульптурными» растениями.

Таковы, к примеру, растения с «колю­чим нравом» — чертополохи и крупные гибридные синеголовники с их элегант­ной отливающей сталью листвой, что топорщится во все стороны прочными и жесткими стеблями, выразительными соцветиями в кружевной обертке. Шипы и колючки — всегда отличный способ добавить «остроты» в садовую компо­зицию. Хотя это удовольствие, пожалуй, не для семейного сада, но, безусловно, растения с «характером» всегда произво­дят сильное впечатление — как на глаз, так и на ощупь.

Выразительны в композициях рас­тения, которые формируют устремленный вверх одиночный шпиль с характерной и приметной издалека высокой и узкой схе­мой, как у коровяка. Такие растения лучше смотрятся в группе, которая должна быть примерно столь же широка, сколь и высока, и, следовательно, компания из двухметро­вых коровяков займет в цветнике площадь приблизительно в 2-2,5 метра.

Листва. Что не говорите, а как эле­мент дизайна она «ответственна» не меньше, чем цветение. Листва может быть серебристой, каку полыни, голу­боватой или вариегатной, как у сортов мискантуса китайского, фиолетово-коричневой, как у клопогона ‘Brunette’. Белоокаймленная — осветлит темный уго­лок сада, но темно-фиолетовая настолько темна, что вы даже можете не заме­тить крупное растение, пока не прибли­зитесь к нему вплотную — в цветнике это место часто воспринимается «провалом». На восприятие многих растений суще­ственно работает текстура листвы — это маклея, бузульник, коровяк.

В жестких рамках

Когда дело доходит до выбора высо­ких многолетних растений, возможности выбора представляются бесконечными. Но… давайте обойдемся без фанатизма. Невозможно перепробовать все расте­ния и все их комбинации, перелопатить все садовые журналы и книги, а также — интернет. В любом случае, на каждом дачном участке свои особенные почвен­ные и гидрологические условия, свой микроклимат и инсоляция, и это озна­чает, что некоторые замечательные рас­тения попадут в ваш список, а другие будут категорически исключены с самого начала. Тенистый сад или сухая песчаная почва, затапливаемая по весне низина или продуваемый всеми ветрами уча­сток… В каждом отдельном случае дол­жен быть сформирован свой, уникальный посадочный лист многолетников.

Кроме того, сад может иметь опре­деленные стилистические особенности, которые хотелось бы по возможности подчеркнуть посадками, и когда выбор растений идет от стилистических пред­почтений, отбор становится еще более суров и придирчив.

Допустим, вы хотите добиться эффекта запущенных цветущих джунглей, и тогда понадобятся особенно крупные и мощ­ные экземпляры растений, жела­тельно — с эффектной и выразительной листвой. Или вы хотите создать классиче­ский английский миксбордер с цветами в сдержанной палево-пастельной гамме — и придется зара­нее распрощаться с изрядной частью ассортимента, имеющего цветки ярко-желтой окраски, и подыскать расте­ния с бледными и нежными цветками. Но, как это ни странно, именно жест­кие ограничения, которые вы изначально наложите на отбор растений, помогут быстрее и легче освоить сложный и раз­нообразный мир высоких многолетников.